общественное движение

09.07.12 Красно-чёрно-коричневые

Темы: общество ненависти

После того, как выставка Пермского музея современного искусства «Родина» вышла за его стены, её турне напоминает хождение по мытарствам. В Новосибирске выставка открылась только с третьего захода, в Красноярске, по выражению задумавшего её Марата Гельмана, «как по кальке всё повторяется». Что же происходит с «Родиной» и с нами?

Кратко говоря, выставка служит дерзким вызовом тем структурам и организациям, которые старательно избегают саморефлексии, тем, кто живёт образами и клише, но не привык к анализу, к взгляду на себя стороны. Это эксплуатирующая патриотическую мифологию номенклатура, церковные епархии всерьёз претендующие на умы и сердца даже тех, кто отродясь в храмах не бывает, но гордо именует себя «этническим православным», реликты коммунистической эпохи и необольшевики, самого разного розлива — от КРО до кургиняновцев, крайне нетерпимые к любому инакомыслию. Всем этим жителям подвала современной цивилизации «Родина» претит, поскольку разоблачает подлинную сущность фантомов массового психоза, коим те воздают хвалу, принося более-менее кровавые жертвы.

Это и мечта об аристократии, не дающая покоя номенклатуре как советской, так и постсоветской, ибо она презирает демократию и всеми присосками тянется к имперской старине. Для неё, непотопляемой, Сергей Калинин и Фарид Богдалов сделали добротный римейк с полотна Ильи Репина «Торжественное заседание Государственного Совета 7 мая 1901 года в честь столетнего юбилея», назвав его «Заседание Федерального Собрания». Это и двуглавый герб, который при попытке облечь его в плоть превращается в театральное чучело (Юрий Шабельников). Это и ироничный закос под нравоучительные исторические коллажи Ильи Глазунова («2007» Дмитрия Врубеля и Виктории Тимофеевой). Это и «Голубые города» Татьяны Антошиной: то ли реквием по коммунистической утопии (см. повесть А. Н. Толстого с тем же названием), то ли гимн внезапно подменившим её фундаменталистским миражам, на которые так щедра Русская православная церковь. Это и высмеивающая этнонационализм мини-вариация арт-проекта «Россия для всех». И многое другое — выставка большая.

В гневе против «такой» Родины поднялись плечом к плечу силы, ещё вчера разнополярные, а из всех интерпретаций они неизменно выбирают те, которые наиболее сильно «оскорбляют их чувства», наносят «глубокие душевные раны» и т. д. Даже невинная серия «Времена года русской живописи» Виноградова и Дубоссарского, где маршал Жуков за одним столом с Петром I и Пушкиным, вызывает у них возмущение. Ведь рядом — вот срамота-то! — помещена «героиня с известного полотна «Девочка с персиками», а из-за плеча маршала выглядывают главные герои другой известной картины — «Неравный брак». Перед столом мы видим леопарда и карликового жирафа... Фарс, абсурд... Сумеют ли наши внуки и правнуки отличить после такого великое от обыденного, трагическую судьбу от бытовой сцены?», — терзаются авторы коллективного письма к губернатору Красноярского края.

Пафос оскорблённости, копившийся годами, занял чуть ли не доминирующую позицию в общественной дискуссии. Подрастает новое поколение, которое живёт совершенно другими идеями, читает непонятные книжки, смотрит странные фильмы (да ещё на языке оригинала), слушает не ту музыку и молится не тем иконам. Весь культурный слив, коим номенклатура-«аристократия» планировала затопить молодые мозги, оказывается фатально невостребованным.

Куда ж девать, патриаршьего лауреата писателя Крупина, самого высоконравственного в мире режиссёра Бурляева, увлекательнейшую сказку «Дети против волшебников», загнавшую на дерево оккультно-еретического «Гарри Потера»?! И вот, уже «оскорблённые» требуют отменить показы вредных фильмов и спектаклей, срывают выставки, жгут тиражи книг, бьют болтающих неправославное девушек по лицу, отбирают воздушные шарики у детей.

Вставая в позу обиженных, мракобесы заранее снимают с себя ответственность, ведь им уже как бы нанесён урон, а значит, теперь кто-то должен за него заплатить. Это излюбленное ноу-хау религиозных фанатиков, коммунистов и этнонационалистов.

Можно сказать больше. Этот приём подчёркивает их социально-политическую общность. Коммунисты теперь без умолку восхваляют православную веру и народность, чем напоминают дореволюционный Союз Михаила Архангела. Этнонационалисты вызубрили либеральный словарь и претендуют на первенство в отстаивании прав человека. Церковные спикеры намекают государственным мужам на необходимость всё больших преференций и подавление крамолы во имя торжества духовной безопасности.

Сегодня трудно обнаружить 9 различий в риторике между лидерами КПРФ, Единой России, бывшего ДПНИ или представителей Московского Патриархата. Своеобразие этих партий и организаций рассеялось как дым, как утренний туман. На наших глазах они сплетаются, пронизывают друг друга, сворачиваясь в шипящий красно-коричнево-чёрный клубок, который грозит удушить всё живое, что ещё осталось в культуре и образовании.

Красно-чёрно-коричневые наследуют из российской истории худшее, что в ней было: авторитаризм, отношение к народу как природному ресурсу, который можно черпать, когда вздумается, отношение к религии, как к средству контроля над сознанием, отношение к культуре как к военной пропаганде. Наиболее же нетерпимы этой средой строгое соблюдение прав личности, свобода высказывания и творчества, отстранённость по отношению к массовым стереотипам, просвещение. Именно эти качества присущи на удивление многоликой выставке «Родина», благодаря которой состоявшийся синтез шовинизма, клерикализма и этнонационализма виден всем и каждому.

[версия для печати]