общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

О ПОЛЬЗЕ ТЕЛЕСНЫХ НАКАЗАНИЙ

Тема: светское государство

обзор

« вернуться к списку

Для многих в деле Pussy Riot оказалось неожиданностью та резвость, с которой православные верующие предлагали всыпать участницам группы розог или подвергнуть их ещё какой-либо каре. «Откуда это взялось? Ведь Церковь всегда учила добру...», — недоумевали сограждане.

И действительно: может ли человек, обладающий истинной христианской любовью, оправдывать избиение плетьми, кошками (плетьми-трёххвосткой), шпицрутенами, палками, паррутенами (связками прутьев), розгами, клеймение? — Нет, скажете вы. И ошибётесь. Оказывается, может вполне и даже должен. Так считали в православной церкви России в XIX веке, так считали там же в начале XX века. И так считают в ней сегодня.

Не верится? Но факты есть факты. Ниже мы приводим выдержки из статьи о митрополите московском Филарете (Дроздове), канонизированном РПЦ в 1994 году. Статью написал митрополит Алексий (Симанский), будущий патриарх Московский Алексий 1-й, молившийся о здравии, а затем об упокоении Иосифа Сталина. Именно будущий советский патриарх Алексий (Симанский) полагал, что взгляды митрополита Филарета на телесные наказания пронизывает «истинная христианская любовь».

Христианство против православия

В 1861 году митрополиту Филарету предложено было от обер-прокурора Святейшего Синода графа Александра Толстого высказаться по вопросу об отмене телесных наказаний. Поскольку сторонники отмены телесных наказаний аргументировали свои доводы с точки зрения христианства, то граф предложил митрополиту обсудить, «согласны ли они с учением Православной Церкви и не заключается ли в них каких-либо произвольных выводов». Таким образом, Филарету предстояло разобрать вопрос о наказаниях с точки зрения православия и установить «верный, строго христианский взгляд» на телесные наказания.

13 сентября 1861 года митрополит Филарет отправил графу Толстому подробную записку, озаглавленную им же самим «О телесных наказаниях с христианской точки зрения». Пересказывать всю статью не имеет смысла. Поражает в ней умение Филарета извращать смысл христианского учения, превращать чёрное в белое, называть насилие «любовью».

Князь Николай Орлов, бывший тогда чрезвычайным послом в Бельгии, подал через канцлера, князя Горчакова, государю императору записку, в которой, доказывая необходимость немедленной отмены телесных наказаний, основывался на безусловном противоречии их христианскому и нравственному законам. Он указывал, что «святители всех вероисповеданий постоянно защищали личность существа, созданного по образу и подобию Божию».

На эту-то записку Орлова и ответил Филарет. Здесь важно понять, что церковников сильно раздосадовало нарушение их монополии на христианское мировоззрение, на то, что государственные деятели-гуманисты доказывали свою правоту ссылками на Евангелие и Новый Завет. Поэтому, когда Филарет составлял свой ответ, то изо всех сил старался показать, что только Церковь может компетентно ссылаться на учение Христа, а, мол, либералы в евангельском учении ни бум-бум.

Вначале Филарет разграничивает внешний закон (государства) и внутренний закон (церкви), говоря о том, что последний предписывает «терпеть и не домогаться наказания за обиду». Церковь может только сопоставлять этот внешний закон со своим — внутренним. Правда, дальше в его рассуждениях мы никакого сопоставления не встречаем, а встречаем сплошное оправдание существовавших на тот момент в Российской империи законов. Филарет нигде не оставляет даже намёка, что государству хорошо бы отказаться от телесных наказаний.

Поддержавшие инициативу Орлова выдвигали следующие аргументы в пользу отмены узаконенного избиения:

  1. телесные наказания действуют разрушительно на общественную нравственность, порождая атмосферу насилия;
  2. они поражают в наказываемом всякое чувство чести;
  3. они мешают развитию личности, не соответствуют ни достоинству человека, ни духу времени, ни успехам законодательства и наконец,
  4. они прививают садизм у исполнителей казни и затрудняют возможность исправления.

Что же ответил гуманистам светило православной веры Филарет?

Телесные наказания душеполезны

«Нельзя думать, — говорит он, — чтобы Господь Бог через Моисея узаконил телесное наказание виновному [...] с тем, чтобы это разрушительно действовало на нравственность еврейского народа». Таким образом, христианам было предложено ориентироваться на Ветхий Завет. При этом, следовало бы добавить, что во времена Моисея за нарушение одной из Десяти заповедей не просто наказывали, а лишали жизни. Странно, что Филарет не предложил заодно восстановить эту «норму» 3000-летней давности.

 Далее происходит кульбит. Филарет заявляет: «Преступник убил в себе чувство чести тогда, когда решился на преступление». То есть митрополит лишает преступника человеческого достоинства. Заметим, что для антигуманистов это распространённая подмена: объявить какую-нибудь категорию людей неполноценными людьми. 

Филарет рассуждает: «Имеющие случай обращаться с совестью таких людей замечают иногда, что они чувствуют внутреннее облегчение, понеся унизительное наказание; сим удовлетворением правосудию укрепляются в надежде небесного прощения и побуждаются к исправлению. Итак, по христианскому суждению телесное наказание само по себе не бесчестно, а бесчестно только преступление».

Это характерная для позитивистского мышления, но не для христианства установка. На основании подобной логики дискриминировались женщины (они, мол, умственно неполноценные), представители других рас (они «во тьме», и только европейцы их могут просветить) и т. д. Такой взгляд, в частности, способствовал рождению нацизма в XX веке.

Та же аргументация продолжается в вопросе о личности: «Защищать личность созданного по образу Божию не значит защищать личность преступника». Начинается типичная православная софистика: «если можно сделать личность виновного, неприкосновенной для розг, можно ли сделать личность всякого виновного, неприкосновенной для оков?». Отцы Церкви, доказывает Филарет, призывали защищать человека не от телесных наказаний, а от порока. Однако в подтверждение он в очередной раз приводит не Новый, а Ветхий завет: «Ты бо побиеши его жезлом, душу же его избавиши от смерти» (из Притч Соломона).

Ещё один глубокомысленный аргумент Филарета: пришлось бы строить тюрьмы и тем разорять неповинный народ. Так что лучше — розги, плети и т. д. Настучали тебе и свободен. Остаётся добавить, что вся эта душеспасительность касается только «податных сословий». Для священнослужителей телесные наказания были отменены ещё в 1766 году, а о дворянстве речь вообще не шла (чтобы подвергнуть дворянина телесному наказанию, нужно было предварительно снять с него дворянство). Возникает интересный вопрос: если телесные наказания столь спасительны для души, то почему св. Филарет не рекомендовал расширить их применение для дворянского сословия? Неужели не пёкся об их душах?

А вот какой вывод сделал из этой истории будущий патриарх Алексий I: «Вопрос о наказаниях был одним из звеньев целого процесса. К чему же клонился весь процесс? Я думаю, мы не ошибемся, если признаем, что венцом стремлений этой передовой группы лиц, выражавшей, в сущности, стремление всей эпохи, было окончательно вывести человеческую личность из-под всякой опеки, дать ей полную свободу распоряжаться собой и отнюдь не допускать никакой власти до какого-либо насилия не только над физической стороной человека, но и над его волей».

«Исконный дух» продолжает витать

Ужасней картины не придумаешь: как это человек и без всякой власти над его волей?! Без шпицрутенов, без розог. Не по православному как-то... Но вот, что пишет Алексий далее: «Можно только утешать себя тем, что над Россией продолжал витать тот исконный, присущий истинно русскому сердцу дух привязанности к самодержавной воле царской, что в истинно русских людях не заглохло еще чуткое понимание духа Христова учения и что, наконец, именно на это время воздвиг Господь «потребного на земле» для России, для русской власти, для русского народа святителя, мудреца, облагодатствованного ангела-хранителя, верного истолкователя евангельского учения, истинного сына отечества своего, митрополита Филарета».

В 1953 году патриарх Алексию привелось служить панихиду над другим истинным сыном своего отечества. В котором по-прежнему был силён «дух привязанности к самодержавной воле», пусть и не царской, но близкой к тому. Да и телесные наказания с пытками были полностью реабилитированы в годы правления И.В. Сталина и широко применялись, как органами госбезопасности, так и в лагерной системе. Только были они новыми и назывались по-новому.

Дух этот не улетучился и сегодня. Дежурной фразой православных священников в России остаётся переделка слов Христа тем же Филаретом. Если в Евангелии сказано: «Любите врагов ваших», то митрополит Филарет решил слегка подправить Спасителя, чтобы того «правильно» поняли. Ничуть не смущаясь, он добавил от себя к Евангелию: «Гнушайтесь врагами Божиими, поражайте врагов Отечества».

Читайте митрополита Филарета (Дроздова) и патриарха Алексия (Симанского), и многое прояснится.

Текст: Роман Багдасаров

[версия для печати]