общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

ЕВГЕНИЯ МАЛЬЦЕВА НА «ЭХЕ МОСКВЫ»

Тема: религия

радиопередача

« вернуться к списку

Фрагмент стенограммы передачи Ксении Басилашвили на тему «Кому — музеям или храмам должно принадлежать религиозное искусство?» c участием художницы Евгении Мальцевой, автора проекта «Духовная брань» 22 сентября 2012 года.

К. Басилашвили: Мы не сможем ответить на этот вопрос, потому что мы ее не ненавидим. Сейчас добавим немножечко масла в огонь. Евгения Мальцева уже заждалась нас на другом конце телефонного провода. Здравствуйте, Евгения.

Е. Мальцева: Здравствуйте.

К. Басилашвили: Я напомню, что Евгения — художник, она автор выставки «Духовная брань». Мы слышали, что эта выставка открылась на «Винзаводе».

Е. Мальцева: Вчера.

К. Басилашвили: Громко открылась. Там какие-то казаки пришли, полиция, ОМОН. Сейчас что происходит? Выставка работает?

Е. Мальцева: Сегодня я еще не уточняла ситуацию, но вчера два раза звонили, что заминировали галерею. Приезжали саперы. Практически целый день из-за этого галерея была закрыта.

К. Басилашвили: А работы ваши находятся там, внутри?

Е. Мальцева: Да, внутри.

К. Басилашвили: А вы ожидали такой реакции?

Е. Мальцева: Конечно, я была готова к чему-то подобному.

Т. Олевский: Евгения, для вас принципиально, что вы выставились? Вы хотите, чтобы это как можно больше людей это увидели? Вас огорчает, что галерею якобы минируют? Или сам факт того, что такое общественное внимание из-за всех этих провокаций, это уже хорошо? Что для вас в данном случае важнее?

Е. Мальцева: Важнее, чтобы люди посмотрели. Но я думаю, в этом не будет проблемы. Даже если просто выложить фотографии в Интернет, конечно, это будет уже другое, не оригинальное изображение, но все-таки люди увидят. Я думаю, ситуация с тем, чтобы гости могли приходить на выставку, как-то решится.

К. Басилашвили: Во всех информационных материалах, которые предваряли вашу выставку, сообщалось о том, что это новые современные иконы. Вы тоже так считаете?

Е. Мальцева: Для меня это в первую очередь актуальные иконы.

К. Басилашвили: Что такое актуальные иконы?

Е. Мальцева: Иконы, актуальные современному контексту.

Т. Олевский: Иконы — это не просто доска с изображением, это предмет, который несет определенный смысл духовности, люди перед ним молятся. Когда вы работали над этой выставкой, вы себе представляли, что будут подходить и испытывать какие-то религиозные чувства рядом с этими иконами, или это просто картинка? Как вы сами к этому относитесь?

Е. Мальцева: Я не просто так сделала эти изображения. Я очень плотно консультировалась полгода с богословами, со священниками, с архиепископом. Конечно, у меня была задача создать икону в полном смысле этого слова.

Т. Олевский: Т. е. вы готовы ее передать храму.

Е. Мальцева: Как раз на открытии священник освятил их.

К. Басилашвили: Такие иконы, на ваш взгляд, могут находиться в храме?

Е. Мальцева: Да. Уже есть интерес храма из Германии, чтобы выставили там.

К. Басилашвили: Вы знаете, что уже архимандрит Тихон Шевкунов назвал эту выставку актом терроризма и в ни в коем случае не считает это не то что религиозным искусством, а в принципе искусством. Как вы на это можете ответить?

Е. Мальцева: Я все-таки привыкла слушать профессионалов, профессиональных художников, искусствоведов.

К. Басилашвили: Он профессиональный верующий, давайте так скажем.

Е. Мальцева: Как можно быть профессиональным верующим?

К. Басилашвили: Я утрирую. Он верующий человек, он отражает мнение Русской православной церкви в данном случае, официальное мнение.

Е. Мальцева: Они тоже имеют право на свое мнение.

Т. Олевский: Но у Русской православной церкви нет монополии не веру.

К. Басилашвили: А вы не могли бы рассказать поподробнее о технике? Как создавались ваши работы? Я слышала, что они чуть ли не на досках иконных написаны.

Е. Мальцева: Да, мы специально заказывали доски. Но сама идея икон появилась в середине проекта. Изначально не было такой идеи. Мы пришли к ней, спустя месяца 2-3, продолжили тему через религиозные образы, первообразы.

Т. Олевский: Давайте тогда поймем, чьи лики там изображены, почему они могут быть предметами культа.

К. Басилашвили: И почему они в балаклавах?

Е. Мальцева: Это очень важно донести. На самом деле первообразы не изображены в балаклавах, т. е. это не балаклавы. Они напоминают балаклавы, но это не так. Изначально я делала их в балаклавах, но меня раздражала такая прямолинейность высказывания, и люди однозначно понимали, что я изображаю Pussy Riot, я канонизирую их. А я совершенно этого не делала и не хотела. Я на самом деле изображаю Богородицу, Троицу и Спас, а не Pussy Riot на иконах. Я не знала, как выйти из этой ситуации. В определенный момент меня озарило делать обратное изображение, т. е. негативное изображение позитиву. Если взять лицо и перевести в негатив, то получаются глазные впадины, лица становятся светлыми, всё вокруг темным. Создается такой эффект маски. Но это уже не маски, здесь существует рефлексия на эту тему. И получается изображение, противоположное материальному, видимому миру.

К. Басилашвили: Вы поддерживаете акцию Pussy Riot, которая была в храме Христа Спасителя?

Е. Мальцева: Да, поддерживаю.

К. Басилашвили: Правда, что НТВ отказалось от интервью, которое взяло у вас?

Е. Мальцева: Да, вчера. Кто-то позвонил руководству и сказали, что запрещаем эту передачу.

Т. Олевский: Спасибо. Выставка на «Винзаводе» открыта, если, конечно, удастся туда попасть.

К. Басилашвили: Попробуйте пройти. Вроде она пока там открыта. Спасибо. Мы благодарим Евгению Мальцеву, автора выставки «Духовная брань» на «Винзаводе» и благодарим Алексея Лебедева, эксперта по музеям.

Источник: Эхо Москвы

[версия для печати]