общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

ДАГЕСТАНСКИЙ ДИАЛЕКТ РУССКОГО ЯЗЫКА: ИНТЕРВЬЮ С ФИЛОЛОГОМ ТАТЬЯНОЙ ГАМАЛЕЙ

Тема: русский мир

интервью

« вернуться к списку

Общение в Дагестане — на улице, рынке, во всех учреждениях — происходит на русском языке. Но, если прислушаться повнимательнее, язык этот русским можно назвать, пожалуй, условно, и виной тому не только ярко выраженный акцент большинства дагестанцев, но и колоритные словечки, заимствования из национальных языков и прочие особенности, характерные исключительно для Дагестана.

Накануне 80-летия ДГУ писатель Багдат Тумалаев побеседовал о «дагестанских особенностях» русского языка с Татьяной Гамалей, заместителем декана филологического факультета ДГУ, кандидатом филологических наук, доцентом кафедры русского языка. Несколько поколений студентов филфака ДГУ помнят ее интереснейшие лекции по стилистике русского языка.

Оголенный язык

— Любой язык существует в двух измерениях — как язык его носителей и язык пользователей. В Дагестане число пользователей явно преобладает: для передачи информации чаще с помощью минимально необходимого набора фраз. Наверное, примерно так мы используем английский язык, если попадаем за рубеж. Русский язык в Дагестане оголенный, упрощенный, лишенный оттенков, глубины, опоры на свою историю, историю культуры, в недрах которой он рождался. Приходится признать, что даже носители русского языка, живущие в Дагестане, «встраиваются» в эту упрощенную модель общения. В определенной степени это естественный процесс, но с точки зрения лингвиста достаточно печальный.

Удручает, что языковая ситуация в Дагестане очень непроста не только в отношении русского языка, но и в части изучения национальных языков. К сожалению, в этом году на русско-дагестанском отделении с трудом удалось укомплектовать группы. Профессия школьного учителя не очень привлекает нынешних абитуриентов, а разговоры о необходимости спасти родные языки, без которых нет литературы, нет самой культуры Дагестана, в ходу лишь у старшего поколения. Молодых дагестанцев больше волнует, как они станут кормить свои семьи, а заработная плата школьного учителя или вузовского преподавателя — неубедительный аргумент в пользу нашей профессии.

И все же, каковы причины снижения уровня владения языком? Их много. Ну, скажем, когда лет двадцать назад нас учили методике, и помыслить нельзя было о таком непрофессионализме — преподавать русский язык в школе на национальных языках, а сейчас это нередко происходит в сельских школах Дагестана. Школьники, изучившие русский язык таким методом, попав к нам на филфак, порой обескураживают своей безграмотностью, бедным словарным запасом, отсутствием навыков чтения. Переучиваем!

Многое меняется. Мне кажется, Дагестан на наших глазах теряет что-то исконное, самобытное. На смену приходят, с одной стороны, элементы культуры арабских стран, с другой — стереотипы массовой культуры Запада. Странная смесь! К сожалению, в ней трудно найти место культу родных языков и литератур. И прогнозы по их сохранению могут быть достаточно печальными, поэтому наша задача сделать так, чтобы не исчезли люди, которые будут учить читать и писать на родном языке, — филологи!

О «языковом» юморе

— Когда речь заходит о первых научных исследованиях, обязательно найдутся студенты, мечтающие изучать молодежный жаргон. О, это популярная тема! Помню, одна дипломница переписала все надписи на столах в аудиториях и дала их блестящий анализ — интересная работа получилась.

Кстати, будучи в Москве на стажировке, я поинтересовалась, что там пишут на партах. В основном это реплики на английском языке, цитаты, рэпперские речевки, кальки с английского и т. д. У нас — другое! Обычно это констатация факта, кто и откуда — «красавчики». Замечу, кстати, что каждое десятилетие меняется не только лексика литературного языка, изменчива и мода на жаргонные выражения. Небезызвестное «жи есть» — «приобретение» совсем недавнее.

Об интернет-языке

— В последние годы Интернет, конечно, влияет на речь молодых людей. Хотя, думаю, его роль в повседневной жизни большинства дагестанцев пока невелика.

К сожалению, дагестанские участники социальных сетей и блогеры нередко вопиюще безграмотны, стилистически глухи к тексту. А это, между прочим, нередко вызывает агрессию и поток антикавказских заявлений: научитесь, мол, сначала писать без ошибок. Болезненно воспринимаю подобные реплики, на свой счет тоже: недоучила! Кстати, работа над языком и стилем неплохо мотивируется блогосферой: там популярны и авторитетны хорошая речь, индивидуальная манера, грамотные тексты.

Вообще, блог — это персональное средство информации, может быть, прообраз журналистики будущего, когда печатные СМИ исчезнут, как исчезли когда-то рукописные книги. Хотелось бы, чтоб при этом нам удалось сохранить нормы языка, а тем самым — и сам язык.

Если же говорить о студентах филологического факультета, то пока далеко не все они в полной мере освоили интернет-технологии. Процент регулярно пользующихся интернетом, имеющих свои адреса электронной почты и т. д., думаю, пока невелик — 20–25 процентов курса. Объяснить это можно тем, что иногородние, приехавшие из сельских районов. Они живут в Махачкале на съемных квартирах, в общежитии, не у всех есть возможность купить компьютер и оплачивать постоянный доступ в Интернет. Хорошо это или плохо? Не знаю, но Интернет отнимает огромное количество времени, которое раньше отводилось, скажем, на чтение книг, но, с другой стороны, это источник бездонного моря информации. Важно только научить студентов правильно пользоваться ею.

Текст: Багдат Тумалаев
Источник: «Настоящее время», №40, 14.10.2011

[версия для печати]