общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

«ВКЛЮЧАЙТЕ МОЗГИ»

Тема: миграционная политика

репортаж

« вернуться к списку

В дискуссии, которую модерировал историк Федор Шелов-Коведяев, приняли участие советник президента России по вопросам международного гуманитарного сотрудничества Михаил Швыдкой, социолог Юрий Московский, культуролог Джаннат Сергей Маркус, юрист, сопредседатель Института свободы совести Сергей Бурьянов и студент-мусульманин Шамиль Заитов.

Участники круглого стола обсудили проблему толерантности в религиозном сообществе, роль школы в создании национальной и религиозной идентичности, особенности межконфессиональной толерантности в российских республиках, а также попытались выяснить, существует ли успешный опыт организации межрелигиозного диалога.

Исламский культуролог и поэт Джаннат Сергей Маркус посетовал на недостаток религиозной глубины и внутренней духовной практики у современных людей: «В каком-то смысле мы подростки, которые осваивают тысячелетнюю религиозную традицию».

Телекамеры в храме Христа Спасителя безжалостно показывают нам, что большинство людей не молятся, а занимаются чем-то другим, включая vip-персон, заметил выступающий. Подлинной внутренней духовной практики пока еще не видно, она, скорее, в маленьких сельских храмах, в кельях монахов, где люди предаются молитве. А там, где религия ангажирована социумом в политических, экономических или социальных интересах, там мы часто видим отсутствие толерантности, констатировал Маркус.

В России осуществляется программа строительства 400 храмов РПЦ МП шаговой доступности, однако одновременно наблюдается прямо противоположная ситуация с мечетями, «которых крайне не хватает», в то время как, например, в Париже, Нью-Йорке и других крупных городах мира действуют сотни мечетей.

По мнению бывшего министра культуры Михаила Швыдкого, «толерантность» — слово недостаточное для того, чтобы заложить некий фундамент того общества, в котором все ценностные ориентации были бы внятными. В нем есть негативный смысл: «Я не люблю тебя, но терплю». Только на базе культуры, по мнению чиновника, можно найти точек пересечения больше, чем на конфессиональной основе. Найти универсум на базе культуры человечества в какой-то степени проще, чем на базе конфессиональных различий. «Мы подошли к опасной черте в мировом гуманистическом знании. Многим кажется, что мы переживаем не просто кризис гуманизма, а его закат и конец. Это глубочайшее заблуждение. Мы должны понять, что при всем многообразии и различиях мы — единое человечество, у которого есть общая миссия на этом свете, общие задачи, которые нам придется решать сообща», — заключил Михаил Швыдкой.

Сопредседатель Института свободы совести юрист Сергей Бурьянов заявил о том, что в многоконфессиональной и многонациональной стране невозможно жить без толерантности, но сегодня уже недостаточно быть терпимым. Он отметил, что ключевое слово в этом контексте — «уважение»: «Мы не обязаны принимать чужое, у каждого свое, но уважать друг друга мы обязаны. Сначала — признание многообразия и затем — уважение».

Сергей Бурьянов сосредоточился на правовом аспекте проблемы. Он напомнил о том, что в 1996 году Российской Федерацией была подписана «Декларация принципов толерантности». В этом документе говорится, что толерантность способствует реализации принципов свободы совести, которые закреплены в 28-й статье Конституции РФ. А гарантией свободы совести является принцип светскости государства, утвержденный статьей 14 Конституции. Таким образом, в правовом поле толерантность представлена, признал Бурьянов. Другое дело, продолжал он, что соотношение этих понятий не вполне проработано. Наше общество поражено ксенофобией и нетерпимостью, отметил Сергей Бурьянов.

Около 80% опрошенных считают, что использование понятия «секты» правомерно, хотя это, по сути, ксенофобский ярлык. Докладчик задался вопросом, кто виноват в том, что россияне не толерантны. Отвечая на него, он признал, что, с одной стороны, «каждый из нас не вполне толерантен сам по себе, ксенофобия таится в каждом из нас». Когда-то люди объединялись в группы, чтобы выжить, применяли насилие, и это насилие легитимировалось так или иначе. «Однако системообразующим фактором ксенофобии и нетерпимости является государственная политика, поскольку именно эта политика влияет на каждого из нас, начиная с детского сада, и на межконфессиональные, и на межнациональные отношения, — сказал Сергей Бурьянов. — Эта политика некомпетентная и преступная. Фактически государственная политика строится на нарушении Конституции, разжигает нетерпимость. Слова «секта», «религиозный экстремизм», «шахиды» постоянно фигурируют на наших федеральных каналах, являющихся главным источником информации. В системе образования это некорректные учебники и общий уровень освещения данной проблематике».

Государственная политика в области религии нуждается в пересмотре и приведении в соответствие с нормами, декларируемыми в Конституции, сказал эксперт. Сергей Бурьянов также напомнил собравшимся о существовании Международного дня толерантности, который отмечается 16 ноября, но о котором в России мало кто слышал. По мнению социолога Юрия Московского, для основной части населения РФ религиозный фактор находится на втором плане. На первом — социальные моменты: «У нас межконфессиональных конфликтов на бытовом уровне в принципе нет, — заявил он. — Если люди захотят подраться, то они найдут предлог, это может быть и религия.

Но уровень религиозности людей преувеличен в массовом сознании». Юрий Московский остановился также на проблемах миграции, заявив, что представления об уровне миграции в массовом сознании и среди экспертов тоже сильно преувеличены. Внутренняя миграция, заметил он, сегодня в два раза ниже, чем до 1986 года. Что касается внешней миграции из Средней Азии, то, по словам Московского, эксперты ошибаются, утверждая, в Москве находится около 3 млн узбеков, таджиков и киргизов. В Москве находится всего 4,5 млн трудоспособных мужчин, заметил докладчик. «Что, из них 3 млн таджики и миллион всех остальных? Включайте мозги», — попросил докладчик.

Последним выступил 22-летний мусульманин из Чечни Шамиль Заитов. Он согласился с тем, что в России «нет проблемы межконфессиональных отношений». Проблем много, подчеркнул он, так как все народы исповедуют ту или религию, «но в основе своей все конфликты межнациональные. Межконфессиональная рознь искусственно навязывается народу. Межнациональные вопросы более сложные, более давние, их сложнее решать». Выступающий посоветовал всем «больше узнавать друг о друге». Он рассказал, что первой женой пророка Магомеда была Хадиджа — сестра христианского священника, и первый человек, который помог пророку, был христианским священником. «Чем больше мы будем знать друг о друге, тем терпимее мы будем друг другу относиться», — заявил Шамиль Заитов.

Текст: Мария Муравьева
Источник: Портал-Credo.Ru, 30.11.2011

[версия для печати]