общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

СЕРГЕЙ БУРЬЯНОВ: «У СВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА НЕТ ТРАДИЦИОННЫХ РЕЛИГИЙ»

Тема: светское государство

доклад

« вернуться к списку

Я благодарю организаторов за это прекрасное мероприятие — тема не то, что созрела, она перезрела. Поскольку при многонациональном, многоконфессиональном обществе без толерантности существование страны невозможно.

Я хочу отметить, что понимание толерантности не является однозначным и претерпевает некую эволюцию. Некогда мы проводили многочисленные опросы. Большинство понимает толерантность как терпимость. В то же время для современного понимания толерантности не достаточно быть терпимым. Тем более, что это понятие не обязательно предполагает равенство, толерантность проявлять себя с позиции превосходства: «я терплю, но мое терпение когда-нибудь может кончиться».

Современное понятие толерантности закреплено Декларацией принципов толерантности. Кстати, Международный день толерантности отмечался 16 ноября. О нем не слышал никто.

Если следовать за Декларацией принципов толерантности, то ключевое слово современного понимания толерантности — уважение. Итак, сначала — признание многообразия, а затем — уважение. Полное принятие сегодня — это перебор. Мы не обязаны принимать чужое, если у каждого есть свое. Но вот уважать, я думаю, мы обязаны друг друга. Уважение подразумевает признание в другом человеке одного из нас. И — соответствующий набор прав и свобод. А если мы просто терпим, то это вовсе не значит, что мы признаем человека равным себе, и вовсе не означает, что он обладает такими же правами и свободами, как мы.

Следующий вопрос, который тесно связан с понятием толерантности, все-таки, правовой аспект. Каким образом проходит толерантность в нашем законодательстве? Декларация принципов толерантности была подписана Российской Федерацией в 96 году прошлого столетия. В Декларации принципов толерантности говорится, что толерантность способствует реализации свободы совести. Как раз свобода совести в Конституции РФ очень хорошо закреплена в статье 28. А гарантией свободы совести — важнейшая гарантия — является принцип светскости государства, это статья 14. Таким образом, в правовом поле толерантность представлена.

Другое дело, что соотношение этих понятий не проработано и требует отдельного круглого стола. Круглый стол о свободе совести я предлагаю провести, а не только о толерантности. Попытаюсь ответить на три вопроса: что происходит, кто виноват, и что делать?

Происходит следующее: наше общество поражено ксенофобией, нетерпимостью и т. д. Каким образом я это узнал? Регулярно проводим опросы, причем, в системе образования. И какие вопросы мы выносим на обсуждение обычно? Первый вопрос в лоб: «Вы толерантны?». Ну, конечно, все толерантны, большинство. А дальше: считаете ли вы, что какие-то национальности и конфессии угрожают безопасности личности и государства? Вот здесь получается, что до 50% респондентов считают, что есть такие конфессии, а какие — понятно, да? Те, которые на Северном Кавказе, религия — ислам, как правило. Следующий вопрос также тестирует толерантность, он более глубокий и более скрытый. Это тестирование языка вражды. Например: считаете ли вы корректным в публичном дискурсе использование слова «секта»? До 80 процентов считают, что корректно, хотя, на самом деле, это ксенофобский ярлык. Вот таким образом это можно прояснить.

Возникает вопрос: кто виноват в том, что наше общество нетолерантно? Если попытаться структурировать, то, выясняется следующее. С одной стороны, каждый из нас не вполне толерантен сам по себе. Стереотипы в зависимости от социальных условий проявляют себя, и ксенофобия таится в каждом из нас. Действительно, были времена, когда люди объединялись друг с другом, чтобы выжить, они применяли насилие по отношению к другим людям, и оно, это насилие, легитимировалось на уровне групп и даже на уровне религиозных текстов, доктрин и так далее. Следующий фактор нетолерантности — межнациональные и межконфессиональные, внутриконфессиональные отношения.

 Когда люди встречаются, общаются как представители рода человеческого, то проблема толерантности, как правило, не стоит. Но если они представители двух противоборствующих групп, допустим, конфессиональных, — старообрядцев и новоообрядцев, — то уже с толерантностью не очень получается. Могут серьезно конфликтовать шииты и сунниты и т. д.

Следующий фактор — государственная политика. Я считаю, что системообразующим фактором ксенофобии и нетерепимости является как раз государственная политика, поскольку она влияет на каждого из нас, начиная с детского сада, влияет на межконфессиональные отношения, на межнациональные отношения. Возникает вопрос: а какова наша политика государственная?

Одно из моих последних исследований по этой теме — «Свобода совести и светское государство». Мягкий эпитет: политика государственная в сфере свободы совести и межнациональных и межконфессиональных отношений, она некомпетентна и преступна, такие мои оценки. Я могу развернуть аргументацию, или вы можете ознакомиться с нею в книге. Фактически государственная политика строится на нарушении Конституции.

Если взять информационную сферу, то государственная политика разжигает нетерпимость. Откуда у людей восприятие языка вражды: «секта», некорректное понятие «религиозный экстремизм», а также некорректное использование понятия «шахид», связывание противоправных деяний с различными нациями? Откуда это? Да из наших федеральных каналов! Это главный источник. В системе образования массу примеров можно привести. Некорректные учебники, и, вообще, уровень освещения данной проблематики оставляют желать лучшего.

Поэтому на вопрос «что делать?» следует ответить: надо менять государственную политику. Она нуждается в ревизии, пересмотре, реформе, она должна быть адекватна тем принципам, которые зафиксированы Конституцией. Контроль гражданского общества должен быть крайне высок. Позиция экспертного сообщества также необходима.

Особая тема: СМИ. Я думаю, этот вопрос мог быть решен, если бы у нас были независимые СМИ, — например, в рамках журналистского сообщества. С другой стороны, мне известен один случай, когда в субъекте Федерации именно государство изменило политику в этой сфере — в Башкирии. В какой-то момент руководство собрало представителей СМИ и сказало: ребята, давайте, чтобы на следующий день не было этих понятий некорректных, этих ярлычков ксенофобских. И это прекратилось.

По поводу ключевых понятий хотел бы сказать, по поводу религий «традиционных» и «нетрадиционных». У каждого из нас может быть традиционная религия, у семьи тоже может быть. У светского государства не может быть традиционной религии. Мы только что выяснили, что не бывает неделимого православия, неделимого ислама и т. д. Существует огромное количество течений, которые находятся между собой в состоянии конфликта. По каким причинам: по рациональным или иррациональным? Естественно, по иррациональным. Поэтому, если государство говорит (например, государство Чеченской республики), что поддерживает ислам, то на практике это значит, что поддерживается суфийское течение в исламе. Что это значит для других течений? Это значит, что они поставлены вне закона и истребляются силовыми структурами государства. И таких примеров можно привести много.

Михаил Швыдкой: Я попросил слово для короткого комментария, вот по какой причине. Действительно, у России, у Российской Империи, удивительный опыт абсолютно дружелюбного сожительства, сосуществования разных этносов, разных конфессиональных групп. И в этом смысле мы можем многому научить наших западноевропейских коллег. Это история, которая складывалась веками, и отношение мусульманства с православием, буддизма и иудаизма. И, тем не менее, я не стал бы сваливать всю ответственность на СМИ.

Потому что СМИ — плохое зеркало, кривое, косое, но всё-таки — зеркало, Более того, СМИ чувствительны к каким-то болевым точкам. Они могут быть несправедливы, неправильно комментировать, но у нас колоссальный исторический опыт, который продолжает работать в отношении народов между собой. Даже последнее двадцатилетие показало, что при всех попытках, при всех необходимостях выстраивать некие национальные образования государственные, всё равно отношения остаются продуктивными, позитивными.

То, что нет национальной политики в государстве и то, что как вы сказали, она преступна, я думаю, дело в том, что сама проблема слишком сложна, ее не решить экономическими рычагами только. Сейчас пытаются решать с помощью социально-экономических рычагов. Раз нет безработицы, значит, мы решим национальный вопрос. Я думаю, что этого недостаточно.

Когда я был министром культуры, одной из первых вещей, которую я сделал, — собрал чеченскую интеллигенцию в Министерстве, которая жила в Москве и была рассеяна. Потому что я считал: пройдет время, нужно будет создавать государство, и ему потребуется воссоздавать республику.

Вопрос вообще, наверное, состоит в том, что сегодня многие традиционные механизмы разбалансированы в национальных отношениях. Сегодня по-другому относятся к страшим, даже на Кавказе. Если раньше старейшины решали все вопросы, то сегодня молодые энергичные ребята со «стечкиным» к старшим не особо прислушиваются. Произошла разбалансировка традиционных механизмов управления обществом.

И, всё-таки, я подчеркну, что у нас есть возможность пройти этот сложный период безболезненно. Государство должно понимать, что кроме экономических и политических механизмов существуют некие гуманитарно-психологические механизмы, которые требуют корректировки.

Но прессу я бы так не ругал. В свое время говорили, что у нас плохая промышленность, потому что Гельман и Дворецкий не написали по производственной пьесе. Вот если бы они написали еще по одной производственной пьесе, к примеру, на тему повышения производительности труда, тогда с экономикой стало бы всё в порядке.

Стенограмма доклада на Круглом столе «Конфессии и межнациональные конфликты» (или «Толерантность и религия — две вещи несовместные?»), 28.11.2011

[версия для печати]