общественное движение

ПОСТ В БЛОГЕ : Евг. Понасенков: «Страна больна, чтобы снять гной, нужно омоложение»

<

ВИДЕО : «Бог и Закон» (ОберЪ-ПрокурорЪ, вып. 3)

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Яна Лантратова: Какое поколение мы получим, если позволим сильным издеваться над слабыми?

<

ВИДЕО : Об эффективном менеджменте Академии и профессорах в СИЗО

<

ПОСТ В БЛОГЕ : Больше никаких нагаек

<

ПОСТ В БЛОГЕ : О «защите» граждан Чеченской республики от граждан Российской Федерации

<

 

ЮРИЙ МОСКОВСКИЙ: «РЕАЛЬНОЙ БАЗЫ ДЛЯ МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ НЕТ»

Тема: миграционная политика

доклад

« вернуться к списку

Начну свой спич со старой шутки. «Чем отличается профессионал от непрофессионала? — Профессионалу деньги платят». Хотя, разумеется, непрофессионал может быть бОльшим специалистом. Так вот, скажу честно, что я — профессионал. Мне платят и за то, что я социолог и историк.

В Российской Империи ситуация с межэтническими и межконфессиональными конфликтами сильно отличалась от той, что имеется в нынешней Российской Федерации. Приведу маленький пример. Православное христианство было в Российской Империи господствующей религией вплоть до революции 1917 года. Обо всех остальных конфессиях можно конечно утверждать, что они были «примерно равны», но на самом деле всё обстояло иначе. Если человек хотел занять какую-то позицию, продвигаться в жизни, то он должен был быть православным, что было закреплено законодательно. В противном случае, продвижения по «социальным лифтам» для него было затруднительно, а то и вообще не предвиделось.

Более того. Существовало уголовное преследование за обращение православных в иную веру, посещение церкви было обязательным ритуалом, и те, кто этим пренебрегал автоматически попадали в разряд неблагонадёжных. И это наряду с чертой оседлости, преследованиях старообрядцев, ущемлениях католиков, евангелистов, баптисов, толстовцев. Схожая ситуация сложилась и в национальном вопросе. При том, что основное государственное тягло несло русское православное население, остальные были оскорблены недоверием, которое им высказывала власть, правда при этом предоставляя ряд льгот и преимуществ.

А вторая религия по влиянию в Империи была... лютеранская, так как значительную часть правящего слоя Империи составляли прибалтийские (остзейские) немцы, исповедующие эту ветвь протестантизма. Некоторые мусульмане тоже имели дворянство, но их число было незначительно, и это было, скажем, исключением из правил. На них смотрели удивленно: да, у нас, мол, и такие есть. И всё российское дворянство было православным на 50%.

Великороссов в Российской Империи, и это мало кто знает, было также менее 50 процентов (при переписи 1897 года около 47% подданных было по языковому признаку записано русскими). Было много украинцев, белорусов, поляков, евреев. К концу XIX в. по сравнению с 1858 г. численность всего населения Российской империи увеличилась с 67 800 000 до 116 миллионов человек, а к 1914 г. — до 163 милионов.

Перепись 1897 г. подразделяла население не по этнической принадлежности, а по родному языку. Русский для 55 миллионов человек в Империи Романовых (47,66% всего населения государства) был родным. Причем в их число вошли не только русские по происхождению, но и те, кто считал русский язык своим родным. Вместе с украинцами и белорусами они составили 72% населения (украинский язык тогда назвали родным 19% подданных, а белорусский 5%.). Кстати сказать, второй по численности этнической группой после восточных славян в Российской империи были славяне западные — поляки.

Именно неравенство подданных в том числе в религиозном и национальном вопросе стало одной из причин гибели Российской Империи. Внутри разукрашенного пасторальными картинами котла кипели неведомые для правящего слоя страсти.

Что случилось со свободой вероисповедания в нашей стране после Октябрьской революции? Да, формально была провозглашена свобода совести, а реально началось преследование всех конфессий, реально безбожие стало господствующей религией. В какие-то периоды существования советской власти священнослужителей расстреливали, в какие-то создавали препятствия и не давали проповедовать, но вплоть до 1989 года все конфессии находились в состоянии, скажем так, угнетенном. И только после 1991 года наступила невиданная для российской истории ситуация, когда свободы совести и вероисповедания стали реальностью не только по Конституции, но и по факту. Хотя, я согласен с коллегой, что у нас имеются случаи, которые можно рассматривать как идущие вразрез с Основным законом страны. Но это не нарушения со стороны верховной власти, а, скажем, такой «эффект исполнителей».

Относительно межконфессиональных конфликтов на территории Российской Федерации, то данные социологических опросов, демонстрируют, что уровень религиозности населения ниже, чем представляют многие эксперты.

В России сегодня не существует официальной статистики членства в религиозных организациях: закон запрещает требовать от граждан заявлений о их религиозной принадлежности. Таким образом, о религиозности россиян и об их конфессиональной самоидентификации можно судить лишь по социологическим опросам населения. Результаты таких опросов весьма противоречивы.

По данным Российского независимого института социальных и национальных проблем (2007 год), верующими в Бога себя называют 47% респондентов. Из них почти половина никогда не открывали Библии, лишь 10% регулярно посещают церковь, соблюдают все обряды и ритуалы, а 43% ходят в церковь только по праздникам.

По данным всероссийского опроса, проведённого ВЦИОМ в марте 2010 года, население страны причисляет себя к следующим конфессиям: православие — 75%, ислам — 5%, католицизм, протестантизм, иудаизм, буддизм и другие конфессии — по 1%, неверующие — 8%.

Согласно иных опросов неверующими или атеистами называют себя около 30 процентов, а православными более 60%. Приведенные данные коррелируются и с этническим состав населения. Хотя, разумеется, не всегда татарин или киргиз является мусульманином, как и не всякий русский — православный.

Для большинства населения, фактор религиозный стоит даже не на втором-третьем, а на десятом плане. В первую очередь людей беспокоят социальные проблемы, связанные с заработной платой, ценами, коммунальными платежами, образованием детей, а также экология, коррупция, преступность и т. д. Религиозный фактор во взаимоотношениях между людьми практически не прослеживается. То есть, у нас межконфессиональных конфликтов на бытовом уровне в принципе нет. Если люди захотят подраться, то они найдут предлог, в том числе и этот. Но сама по себе религия не является причиной конфликта.

Схожая ситуация и с людьми, которые приезжают в Российскую Федерацию из государств Центральной Азии. Да, там религиозные традиции более прочные и роль ислама была велика даже во времена Советской власти. Вы помните, первого секретаря ЦК Компартии Таджикистана Шарафа Рашидова хоронили в тюбетейке. Но, не отрицая того, что роль ислама в Центральной Азии резко возросла, нельзя утверждать что религией пронизана вся жизнь жителей этих стран.

Фонд развития международных связей «Добрососедство» в 2011 году провел социологическое исследование «Миграционная ситуация в Москве и Московской области: реальность против мифологем». Целью проекта являлось определение основных социально-экономических характеристик трудовой миграции из Центральной Азии в Москве, выявление ключевых тенденций развития миграционных процессов в столице, а также и изучение перспектив решения основных проблем, связанных с мигрантами. В качестве целевых групп исследования выступали трудовые мигранты из Таджикистана, Узбекистана, Кыргызстана, а также эксперты в области миграции: представители органов государственного управления, представители общественных организаций, ученые, представители СМИ. При реализации проекта использовались средства государственной поддержки, выделенные Институтом общественного проектирования в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации.

Согласно полученным результатам исследования очень религиозными себя считает примерно пятая часть респондентов, приехавшим в Российскую Федерацию из этих государств. Скорее религиозными себя назвали 38%. Не очень религиозными посчитали себя 30% участников исследования. И каждый девятый отмечал, что он не религиозен, не верит в бога, атеист (12% до приезда в Россию, 11% — сейчас). Значимых различий между мигрантами из разных стран не наблюдалось.

Опросы среди людей, называющих себя православными, показывают, что как правило, огни не могут назвать даже несколько заповедей, уже после третьей — человек начинает «плыть». Храмы большинство из них посещает нерегулярно. И хотя с 1989 года у нас идёт настоящая религиозная революция, но всё же религиозность людей в России сильно преувеличена. Если говорить о миграционных потоках, то уровень миграции и иммиграции у нас как в массовом сознании, так и среди экспертов также преувеличен.

На заседаниях Научно-экспертного совета и Общественно-консультативного совета при УФМС России по г. Москве, ответственным секретарём которой ваш покорный слуга является, этим вопросам уделяется самое пристальное внимание. И мы благодарны руководству УФМС Москвы и ВФС в целом за предоставление нам объективной оперативной информации о реальной ситуации.

На самом деле, внутренняя эмиграция в Российской Федерации в два раза ниже, чем была до 1991 года, что вполне объяснимо. Значительная часть людей сидит на месте, потому что ехать нет смысла и денег на это нет. Потенциал сельской миграции практически исчерпан. Филиалы вузов имеются в каждом городе: какой смысл дочку отправлять учить в Москву или другой крупный город, тем более что работу, как считается получают не за знания, а за знакомства? Тем более, что учёба в другом городе ныне денег стоит, да и не безопасно единственного ребёнка куда-то отправлять. Призыв в армию сократился, строек нет, жилье малодоступно и т. д. Да и какой смысл ехать куда-то, меня заработок 15 тысяч на 20 тысяч, но лишаться социальных связей, огорода, обустроенного жилья?

Идёт большой миграционный поток с Северного Кавказа, связанный с аграрным перенаселением этих территорий и по существу, с продолжающимся процессом урбанизации, который в этих регионах, по сравнению с Нечерноземьем, начался позже. То же самое можно сказать и относительно Средней Азии.

О миграции внешней (иммиграции) у нас сложена масса легенд, которые активно используются в политической борьбе. Например, недавно в интернете кто-то разместил очередное заявление «экспертов», будто в Москве находится около трех миллионов узбеков, таджиков и киргизов. Для сведения: в Москве всего около четырех с половиной миллиона трудоспособных мужчин. И что: из этих четырех с половиной три — уроженцы Азии? А полтора миллиона — все остальные? При оценке ситуации я бы просто посоветовал, простите за грубость, иногда мозги включать, тогда многие процессы станут понятнее.

Для расчёта миграции применим самый грубый, но действенный метод. Есть такое понятие как «мобилизационный потенциал страны». Он рассчитывается исходя из того, что, при всех допусках и неточностях, составляет примерно 10% от численности населения. Таким образом, если в Таджикистане живет семь миллионов человек, из которых около полутора миллионов трудоспособные мужчины, то больше 700 тысяч человек они никуда отправить не в состоянии. Даже под угрозой трибуналов, расстрелов, смертной казни, с помощью создания мощной идеологической подоплёки... Причем, это люди, принимающие участие в процессе, а не постоянно находящиеся на территории других стран, ведь из Таджикистана едут ни только в Российскую Федерацию, но также и в экономически привлекательный Казахстан, да и в другие страны. То есть реально не более 400 тысяч граждан Таджикистана могут единовременно находиться на территории РФ, где проживает более 142 миллионов человек.

Эти расчёты совпадает с официальными данными Миграционной службы при Правительстве Республики Таджикистан, согласно которым за 10 месяцев 2011 года за рубеж выехали 665 тысяч трудовых мигрантов (в прошлом году эта цифра составила 462 тысячи). Из них: 595 тысячи мужчин (в прошлом году 421 тысяча) и 70 тысяч женщин (в прошлом году 41 тысяча). За тот же период количество вернувшихся в Таджикистан из-за рубежа трудовых мигрантов составляет 430 тысяч человек (в прошлом году 268 тысяч). Значительная часть иностранных рабочих ездят в Россию вахтовым методом: пожил — поехал обратно, а на твоё место другой прибыл.

То же с пятимиллионной Киргизией и 28 миллионным Узбекистаном. Если про Москву говорить, то из Центральной Азии в Москве больше всего граждан Узбекистана — около 70 тысяч. И тысяч по 45-50 — граждан Киргизии и граждан Таджикистана. А общее число иностранцев, находящихся в Москве по официальным данным сейчас, за исключением граждан Украины и Белоруссии которые, как и граждане России могут находится в стране без регистрации до трёх месяцев, где-то 320-350 тысяч человек, включая детей, студентов, туристов, сотрудников посольств и т. д.

Если кто-то станет доказывать, что в Российской Федерации находится значительное количество нелегалов, ему можно предложить провести эксперимент, поручив какому-нибудь иностранному гражданину, не имеющему официальной регистрации, походить по нашим улицам и посмотреть как долго это будет продолжаться. Два-три раза его сотрудники полиции остановят, пару раз он официальный штраф заплатит, после чего он сам пойдёт и получит регистрацию на легальном основании, если его прежде не депортируют за нарушение законодательства.

Правда, когда говорят о легальных иммигрантах, следует отметить, что при наличии официальной регистрации приезжие граждане стран СНГ могут находится на территории Российской Федерации три месяца, но работать в это период они имеют право только официально, согласно законодательству в рамках квот или по патентам. Иными словами, проблема заключается в том, что из числа людей, легально находящихся на территории страны, значительная часть работают нелегально, уходя от налогообложения. Но это делают не только иностранцы, но и граждане России.

Дабы сэкономить время участников и не выходить из регламента не буду подробно останавливаться на внутрироссийских проблемах, и, подводя итог своим рассуждениям, отмечу, что в Российской Федерации реальной базы для межконфессиональных и межнациональных конфликтов нет. Если кого-то интересуют еще данные и цифры — обращайтесь, могу сообщить.

Стенограмма выступления на Круглом столе «Конфессии и межнациональные конфликты» (или «Толерантность и религия — две вещи несовместные?»), 28.11.2011

[версия для печати]